#Travellerstar              Telephone










   WhatsApp   Messenger   facebook     email      
Местo посадки      Дата  
RadDatePicker
RadDatePicker
Open the calendar popup.
 
Направление      Дата   
RadDatePicker
RadDatePicker
Open the calendar popup.

Игорь Торик

Национальная политическая идея

Эрец-Исраэль Михаила Булгакова
Древний Авдат
Мой Израиль
Четыре дня на Мертвом море
Хамат-Гадер
Субъективные заметки
С Булгаковым - по Иерусалиму
Синай
Синайский полуостров
Песни песней Cоломоновых
Галилея Христианская
Армагеддон
Национальная политическая идея
Весна по тель-авивскому времени
Иудейская пустыня
Мини-Израиль
С Марком Твеном по Израилю
Прежде всего, почему мы решили, что начинается это законотворчество именно с Авраама. Обратимся к текстам еврейской традиции. Мидраш Раба рассказывает нам, что Израиль. Тверия и КинеретАвраам соблюдал сам (и принуждал к соблюдению своих домочадцев) те основные законы, которые позже были изложены в своде Моисея. Очень важно отметить, что в отличие от всех предыдущих законодательных систем, система Авраама являлась религиозной в смысле ее генезиса. На этот факт совершенно необходимо обратить внимание для понимания того, что будет изложено дальше. Иными словами, если все предыдущие Законники начинались со вступления от имени царя и говорили: «Я царь такой-то и такой-то, данной мне властью... на основе моих решений... в соответствии с такими-то прецедентами...», то авраамов (моисеев) кодекс был постулирован сверху, божественным вмешательством и поэтому:
а) не мог быть изменяем никем и никогда, то есть, являлся своего рода «конституционным», в то время как царь, разумеется, свои законы мог изменять хоть по десять раз на день;
б) распространялся на абсолютно всех без исключения («все мы под богом ходим»), в то время как царские кодексы практически всегда относились к конкретным людям и обстоятельствам;
г) аксиоматично подразумевал абсолютное равенство всех перед законом, что для царских кодексов было просто невозможным;
д) и, наконец, подразумевал ответственность людей (в том числе и нравственную) не
перед конкретным судьей или царем, которого можно и обмануть, и подкупить, а перед лицом Всевышнего, неподкупного и всезнающего и, как следствие, перед лицом самих себя. Отсюда и абсолютная неизбежность наказания – в том или этом мире – которую ни один царский суд гарантировать не может.
Заметим в скобках, что с тех пор и вплоть до сегодняшнего дня главнейшей проблемой любой судебно-правовой системы является именно невозможность воплотить в реальности неизбежность суда и наказания. В системе еврейской такая проблема никогда не стояла вообще, как и в последовавших за ней системах христианской, мусульманской и прочих.
Таким образом, первым – отличием еврейского кодекса Законов от всех без исключения предыдущих, является и нравственность закона как такового, и наличие нравственной ответственности за поступки и проступки. В эту систему вписываются не только рай и значительно позже «изобретенный» ад, но и понятие наказаний для души, которые материальные (телесные) наказания вовсе не отменяют, а, наоборот, дополняют. И если в более поздних законодательных системах понятие наказаний для души не прижилось вовсе, то понятие нравственной, моральной ответственности присутствует в полной мере. Здесь имеются в виду наказания для души человека, нарушившего закон, которые она получает в загробном мире. Разумеется, судебные постановления сегодняшнего дня выносят постановления о наказаниях материальных (денежных, ограничении свободы и др.) по вполне очевидной причине.
Обратите внимание на еще одну очень любопытную деталь: договор, завет, заключенный между Авраамом и Богом является обязательным для исполнения не только для человека, но и для Всевышнего. То есть, ответственность за его исполнение лежит равно на обеих сторонах.
Теперь давайте рассмотрим еврейский кодекс немного подробнее, в том виде и порядке, в котором Моисей представил его народу (и, как утверждается, получил его сам). Законодательство это состоит из двух частей – ядра основных законов, так называемых Десяти Заповедей и набора из 603 дополнительных, но тем не менее, обязательных статей. Десять Заповедей, как наиболее важные, даются первыми. И что же мы видим, что же бросается в глаза? Прежде всего то, что законы эти, заповеди, ни в самом их тексте, ни в продолжении текста Библии не подразумевают конкретно определенного наказания за их нарушение. Это говорит о том, что общепринятый до сего момента принцип талиона, о котором мы писали выше, в данном случае не соблюдается. Отменен ли он еврейским кодексом вообще? Нет и еще раз нет. Далее, в тексте Исхода и Второзакония, все законы, связанные с тем или иным видом ущерба ассоциируются с вполне конкретным и определенным видом и количеством компенсаций и/или наказаний. Означает это, по всей видимости, именно нравственный смысл Десяти Заповедей, превалирующий над смыслом материально-физическим. Об этом же говорит и их состав.
Первые три статьи этого ядра посвящены тому, что ранее никогда и нигде не встречалось и встречаться не могло по определению, а именно - нравственному и материальному запрещению язычества. Мы не в состоянии в рамках данной статьи рассматривать вопрос «почему» и каким образом идея эта возникла среди древних евреев. Это – тема многих и многих уже написанных и еще не написанных исследований, которая необычайно интересна сама по себе. Нам же важен сам факт появления именно таких заповедей в качестве краеугольного камня еврейского законодательства. Смысл появления этих законов, их важность не менее значительны, чем французские «свобода, равенство, братство» или американский Билль о Правах. Да и ассоциируются они, надо заметить, вполне прозрачно. Речь-то на самом деле идет о том же самом, только в совершенно иной формулировке и адаптированном применительно к тем далеким временам и представлениям тогдашнего человечества.
К тому же разряду можно (и нужно) отнести и следующую заповедь – заповедь о соблюдении субботы. Если, разумеется, не принижать ее до всего лишь одной из статей древнего КЗОТа и научной организации труда древних евреев, каковой она вовсе не является, демонстрируя собой гораздо более всеобъемлющий и основополагающий принцип. Принцип о естественных правах любого человеческого существа на те или иные свободы, дарованные ему не переменчивым желанием работодателя или хозяина, а самим Всевышним. Об этом же говорит и целый ряд менее значительных статей и указаний в тексте библейских писаний.
Далее в тексте Десяти Заповедей вновь идет совершенно уникальный, не существовавший (в кодексах) до и практически не появляющийся позже закон об уважении к родителям. Причем, обратите внимание, эта заповедь идет раньше, чем заповедь запрещения убийства, изнасилования, воровства и так далее. Это еще раз подтверждает то, что нравственные законы для кодекса Авраама-Моисея являются превалирующими.
Вполне возможно, что к законам нравственным мы можем отнести и многократно повторяющиеся, начиная с самих Десяти Заповедей и продолжая в тексте Второзакония, запрещения кровосмешения, то есть женитьбы и половых связей с близкими родственниками. Эти законы, кстати, с тех пор перенимаютcя любой правовой системой через римское и европейское право вплоть до сегодняшнего дня.
В более поздних законодательных системах – греческих, в римском праве - наблюдается явственная преемственность принципа нравственности, однако в значительно меньшем объеме, нежели в законодательной системе древних евреев. Более того, с течением времени, европейское право, базирующееся на римском, обращает на нравственность все меньше и меньше внимания, сводя этот аспект юриспруденции практически к нулю в средние века. Затем, уже ближе к нашему времени, этот аспект появляется вновь, но даже и сегодня принцип нравственности законов не восстановлен в полном объеме ни в одном законодательстве ни одной страны (в том числе и в современном Израиле!). Нам кажется достаточно очевидным факт, что римское право базируется на праве греческом, на положениях и философии, разработанных в древней Элладе. Греческие же законы во многом наследуют еврейским – доказательство тому приведено ниже.
Еще одно важное замечание: все кодексы, существовавшие до возникновения еврейского права и одновременно с ним, в том числе и кодекс Хаммурапи, состояли исключительно из статей негативных, то есть описывали то и только то, что нельзя делать и предусмотренные к этим проступкам наказания. Ни одно из этих законодательств не предусматривало статьи позитивные, диктующие то, что делать хорошо, необходимо. Это естественно – принцип талиона, упоминавшийся выше, не позволяет появиться закону положительному. В еврейском же кодексе из 613 заповедей более трети являются позитивными: «делай», наряду с остальными негативными, говорящими «не делай». То есть этот закон значительно более прогрессивен по отношению к законодательствам предыдущим и к принципу талиона, как к таковому.
Ну, и наконец, важнейшим нововведением еврейского законодательства, впервые появляющимся именно в Ветхом Завете и затем использующимся другими правовыми системами, является кодекс процессуальный, в дополнение к кодексам уголовному, гражданскому и трудовому, зачатки которых можно обнаружить в законниках более ранних времен. Моисеевы законы, уже в основной своей части, в Десяти Заповедях, среди самых важных постановлений говорят о запрещении лжесвидетельства. Эта заповедь, лежащая на грани между законодательством нравственным и процессуальным, также является уникальной по сравнению с предыдущими кодексами.
В разбросанных по тексту Исхода, Левита и Второзакония различных заповедях уже вырисовывается полнообъемный, хотя еще и не всеобъемлющий процессуальный кодекс, который в будущем ляжет в основу процессуальных законодательств последующих цивилизаций. Именно Тора (Моисеево Пятикнижие) впервые разделяет умышленное и непредумышленное преступление (и, что удивительно, дает возможность скрыться и искупить вину тем, кто совершил преступление случайно в специальных городах – убежищах, для того убежищами и объявленных), вводит понятия мотива преступления и судебной ошибки. Говорит она и об ответственности судьи за судебную ошибку, и о системе компенсаций осужденным несправедливо.
Очень важным Моисееву Закону видится доказательность обвинения, в особенности, когда речь идет о тяжких преступлениях, караемых смертью. Причем, для устрожения доказательств вины важнее не то, какое преступление совершил человек, а то какое наказание он должен понести за свой проступок. В книге Чисел, например, утверждается, что «Если кто убьет человека, то убийцу должно убить по словам свидетелей; но одного свидетеля недостаточно, чтобы осудить на смерть» (Числа 35:30). Об общности процессуального кодекса и законов как таковых для всех, вне зависимости от социального положения, богатства и, даже, гражданства:
«И дал я повеление судьям вашим в то время, говоря: выслушивайте братьев ваших и судите справедливо, как брата с братом, так и пришельца его;
не различайте лиц на суде, как малого, так и великого выслушивайте: не бойтесь лица человеческого, ибо суд -- дело Божие; а дело, которое для вас трудно, доводите до меня, и я выслушаю его» (Второзаконие 1:16-17 ).
По еврейскому закону, в отличие от общепринятого мнения, отрицается ответственность отцов за преступления детей и детей за прегрешения отцов, если речь не идет о проблемах воспитания. Второзаконие (24:16-17) указывает: «Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов; каждый должен быть наказываем смертью за свое преступление. Не суди превратно пришельца, сироту [и вдову], и у вдовы не бери одежды в залог». Это – закон, во-первых, о равноправии и, во-вторых, о необходимости принимать во внимание имущественное положение подсудимого; нельзя требовать с бедняка слишком большого залога, короче говоря - о снисхождении.
Кроме того, Моисеев Закон строжайшим образом запрещает самосуд: судить может только тот, кто имеет на это право. Об этом есть целый ряд указаний в библейских текстах. «Если будет тяжба между людьми, то пусть приведут их в суд и рассудят их, правого пусть оправдают, а виновного осудят; и если виновный достоин будет побоев, то судья пусть прикажет положить его и бить при себе, смотря по вине его, по счету». Это – вновь Второзаконие.
Еврейский кодекс, еще в домонархические времена, превентивно, на будущее, регулирует положения, на которых обязан базироваться в своей деятельности царь, буде такой возникнет. Еще до возникновения монархии в еврейском обществе она автоматически, априори становится жестко конституционной. Напомним, что западная цивилизация возвращается к этому (через римское право) лишь 30 веков спустя.
О мудрости, необходимой для справедливого суда, как и о суде вообще, много размышляет и царь Соломон в своих притчах. А позже, наряду со всеми остальными частями еврейского законодательства, свод процессуальных законов очень подробно и основательно кодифицируется во времена Талмуда, составляя его значительнейшую и важнейшую часть. Кодификация Закона в Талмуде, впрочем, это уже параллельное римскому праву развитие еврейской юриспруденции, в отличие от Закона Моисеева, ему предшествовавшего.
Итак, давайте подытожим. Во-первых, еврейское право – первое право в человеческой истории, отменившее принцип казуальности, ставшее общим правом для всех и каждого, состоящее из законов общего вида, а не прецедентов (казусов). Именно таково и римское право, именно таково и право современное.
Во-вторых, еврейское право впервые выходит за рамки древнейшего принципа талиона, подразумевающего преступления только и исключительно материального характера и диктующего конкретное наказание за конкретное преступление и не более того. Именно таково и римское право, и современное.
В-третьих, еврейское право впервые в истории человечества вводит в обиход понятие «духа закона» наряду с его «буквой» - совершенно уникальная ситуация для древнего мира. Понятие это проходит через право римское и доходит до наших дней.
В-четвертых, еврейский кодекс является первым всеобъемлющим кодексом в мире, предусматривающим или, по крайней мере, пытающимся предусмотреть все возможные ситуации, все возможные или представимые в те времена преступления, нарушения и прегрешения, включая разделение преступлений на предумышленные и непредумышленные, а также обращая внимание на их мотивацию. Таковы и римские, и современные законы.
И, в-пятых, наконец, еврейский кодекс впервые в человеческой истории вводит понятие процессуального права, регулирующего прохождение судебных процессов, определяющего, кто и каким образом должен судить других, и тому подобные вещи. Процессуальный кодекс является неотъемлемой частью и римского, и современного права.
Из всего вышеизложенного следует, что известное нам римское право, на базе которого создана и современная система законов, непосредственно и прямым образом вытекает из более древнего права еврейского, на нем базируется и является его явным наследником.

Демократия.

В общих чертах и с некоторой натяжкой, сегодня принято полагать, что человеческое общество всегда развивалось от простого к сложному, от примитивного социального устройства в древности к развитым прогрессивным нормам сегодняшнего дня. Пожалуй, за исключением несвоевременно возникшей и потому почившей в бозе древнегреческой относительно примитивной демократии. Вначале человечество жило при первобытно-общинном строе (от которого не осталось ни одного письменного памятника, то есть, понятие этого строя является крайне условным), через рабовладельчество, феодализм и неограниченную монархию к монархии конституционной и, как к венцу развития общества, к некоему идеалу демократии. Так, по крайней мере, считают историки общества. Однако, согласиться с этим можно далеко не всегда, не во всем, да и то лишь очень условно.
Первые человеческие цивилизации, о которых нам известно более или менее достоверно, то есть об их существовании и устройстве имеются письменные источники, представляли собой неограниченные монархии. Это относится и к самой первой в истории шумеро-аккадской цивилизации Междуречья (Месопотамии), и к последовавшей сразу за ней цивилизации Древнего Египта. И та, и другая появились на основе городов-государств, управлявшихся удельными царьками, которые стремились к укрупнению своих владений за счет соседей. Точно такие же города-государства появились и на территории будущего Израиля – переходном мостике, связывавшем эти две великие цивилизации древности. Несколько позже на территории северо-западной Турции и юго-восточной Европы появляется еще одно крупное государство, своего рода колосс на глиняных ногах – империя Хеттов, которая, впрочем, просуществовала относительно недолгий срок, рухнув приблизительно к 15 веку до нашей эры. До этого момента общественные устройства всех государств были примерно одинаковы.
В то же время (или несколько позже), когда рушилась великая империя Хеттов, из трехсотлетнего египетского рабства в направлении Земли Обетованной под предводительством Моисея отправляются еврейские колена. Так утверждает библейская традиция. Проблуждав сорок лет по пустыне и похоронив Моисея на горе Нево, евреи, под предводительством Иисуса Навина, приступают к захвату обетованной им земли. Захвату, который продолжался несколько десятков лет, насколько мы можем судить сегодня. Затем, победив врагов, еврейские колена (родовые кланы) расселяются на территории Земли Обетованной в соответствии с распределением, указанным им еще Моисеем. Каждое колено получает свой территориальный надел, по численности его и по качеству земли. С этого момента в продолжении примерно 250 лет (весь тот период, который мы называем библейским периодом Судей) колена живут совершенно автономно, каждое на своей территории, каждое со своим самоуправлением, представляя собой отдельные своего рода государства, не связанные даже некоторым подобием федерации, за исключением, пожалуй, определенного общего для всех религиозного центра. Колена устраивают у себя свой общественно-политический строй (практически одинаковый у всех колен), принципиально отличающийся от всех государственных устройств соседей, неизвестный в человеческой истории ранее.
Еврейская политическая мысль того времени достаточно резко выступает против моделей, принятых в окружающих Израиль странах. Известный исследователь литературы Ближнего Востока из Белорусского Государственного Университета Галина Синило пишет так: «Действительно, вся Библия проникнута духом протеста против автократии – власти одного, обычного земного человека». И далее: «...политическая власть на чисто земной основе не может иметь сакральной, Божественной природы, является нарушением предписанного Богом порядка...» Действительно, ТАНАХ предлагает своим последователям новую, совершенно уникальную модель.
В чем же уникальность этого нового еврейского государственного строя? Давайте разберемся. Прежде всего, бросается в глаза отсутствие монархии как таковой. Коленами управляют не полновластные диктаторы и тираны, а некие люди, которых современный перевод Библии называет судьями. Однако, перевод этот совершенно некорректен. Слово, которое употребляет библейский текст для определения этих предводителей, в оригинале звучит «шофет». И сегодня в современном иврите слово это употребляется для названия людей, заседающих в суде и выносящих судебные решения. Однако, Библия имеет в виду нечто совершенно иное. Ведь для обозначенияИзраиль. Хайфа. Вид на портименно судей, тех, кто судит других людей, в текстах писаний имеется совершенно другое слово – «даян». Именно так и только так в те времена называли людей, имевших право судить других. Слово же «шофет» имело смысл совершенно иной – «предводитель», «губернатор», «полководец». Вспомним, «судьей» колена Дана одно время был знаменитый Самсон, посвятивший всю свою жизнь войне с филистимлянами и погибший в этом противостоянии. И таких примеров у нас есть множество.
Эти «судьи», «шофтим» обладали правом управления коленом или объединением колен в мирное и военное время, однако не имели права выносить важные судебные решения и, тем более, принимать какие-либо законы. Таким образом, их должность была чисто управленческой. Как бы мы сказали сегодня, они являлись представителями исполнительной власти.
Вот, что пишет нам книга Судей, глава 2:
«16 И воздвигал [им] Господь судей, которые спасали их от рук грабителей их;
17 ...
18 Когда Господь воздвигал им судей, то Сам Господь был с судьею и спасал их от врагов их во все дни судьи: ибо жалел их Господь, слыша стон их от угнетавших и притеснявших их.»
<<<Начало   Продолжение>>>
Главная
Как заказать
Часто задаваемые вопросы
Достопримечательности
Контакт
Skype
Email
О нас
Экскурсии по Израилю
Однодневные экскурсии
Места посадок на экскурсии
Индивидуальные экскурсии
Из Эйлата
На английском и других языках
Путеводитель по Иерусалиму
Израильская мозаика
Многодневные экскурсии
Гостиницы Израиля
Гостиницы Эйлата
Мёртвое море
Гостиницы Мертвого моря
Гостиницы Иерусалима
Гостиницы Кинерет
С Марком Твеном по Израилю
Трансфер групповой
Индивидуальный
из/в Эйлат За границу
Петра из Эйлата
Выходные в Иордании
Иордания эксклюзивный
טיולים בשפה הרוסית

Дополнительная информация и заказ с 10.00 до 18.00 в пятницу до 13.00 : +972-8-8642230, Skype, Эл. почта